Плиты следов в заповеднике Каменная могила

У южной подошвы Каменной Могилы расположена самая значительная группа плит, так называемые «плиты следов» (№ 34-а, 34-6). Известны следы и на других плитах и гротах (№ 28, 44, 49, 53, 55). Но здесь насчитывается более 50 изображений следов, в том числе и звериные. Все они как будто окружены линейно-геометрическими начертаниями.

Что это за следы? Каков их смысл? Подобные человеческие и звериные следы известны в разных уголках планеты: Америке и Африке, Австралии и Океании, на огромной территории Евразии. Они, как правило, высечены на скалах, камнях-валунах, статуях. Хронологический диапазон следов очень широк: от позднего палеолита до эпохи меди-бронзы, но находят их и на памятниках античности и средневековья.

По вопросу датировки и интерпретации названных изображений высказывались мнения, что они связаны с магическими представлениями охотников или являются символами богов или героев.

Иной точки зрения придерживался В. Н. Даниленко, который связывал эти символы с религиозно-космологическими представлениями и культом антропоморфного божества, путешествующего по лабиринтам мироздания. Подобное мнение разделяла и Е. Н. Титова, полагавшая, что изображение ступни принадлежит божеству Вишну.

Прежде чем подробнее говорить об этих загадочных изображениях, классифицируем следы по количественному признаку. На плитах Каменной Могилы представлены: единичные следы (плиты № 28, 44, 49), парные (плита № 53) и многочисленные хаотичные следы человека и животных (плиты № 34-а, 34-6). Единичный след, как указано выше, связан с образами Индры-Вишну-Геракла. Если это построение правильное, то тогда становятся понятными строки из «Ригведы»

На этот высший след Вишну
Всегда глядят приносящие жертву,
Как на глаз, протянувшийся в небе.

Образ ведического героя Индры связан с солнцем, борьбой против дракона Вритры, в которой он выступает как младший партнер Вишну, считавшегося раньше солнечным богом.



Парные же стопы известны на антропоморфных стелах в погребальных памятниках ямного времени и на плите № 53, где они соседствуют с подковообразным символом (подобный символ имеется на Натальевской стеле (Днепропетровщина), и изображен рядом с посохом — символом власти).

В. Ю. Новицкий в этой связи полагал, что комплекс символов «вместе со стопами-сандалиями является непременным атрибутом достижения загробного царства, того света, тридесятого царства и т. д.».

Многочисленные стопы и четырехпалые лапы животных указывают также на полярные значения, то есть связаны с понятиями светлого и темного божества — жизни и смерти. В этой связи следует обратить внимание на исходный хронологический и смысловой репер, связанный с осмыслением древним человеком понятия жизни и смерти: это известное изображение колдуна или бога из пещеры Ле Труа-Фрер (Три брата) во Франции, датируемое эпохой позднего палеолита.

Это существо — своеобразный конгломерат многочисленных образов животного мира, составленный из фигуры человека, хвоста лошади, бороды серны, клюва совы, глаз волка, рогов и ушей оленя, ног-лап человека или медведя.

Естественно, изображения следов человека и животного, соотносимые с колдуном из Трех братьев, не только доживают до эпохи бронзы, но модернизируются и унифицируются в обрядовых действиях и изменяются иконографически.

Отметим и то, что на «плитах следов» имеется значительное количество лап медведя, остеологические остатки которого присутствуют в культурных горизонтах стоянок от эпохи позднего палеолита до эпохи бронзы. В эпоху энеолита они известны в позднем Триполье и памятниках Среднего Стога.



У древних народов Севера и Сибири медведь является демиургом тотемического или промыслового культа, связанного с верой в духа-хозяина, праздник которого отмечался с конца декабря до конца марта (весеннего равноденствия).

Свидетельством почитания медведя местными племенами служит изображение на плите № 46, где животное «спрятано» в пещере. На фоне многочисленных рисунков фигура медведя как бы господствует над мирозданием и является духом-хозяином. Здесь изображены животные и супряги быков, датируемые началом II тысячелетия до н. э.

Из всего вышеизложенного напрашивается вывод о том, что изображения следов человека и зверя (медведя) несли сложную смысловую нагрузку, были по содержанию дифференцированы и связаны не только с образом героя-бога, но и с «хозяином горы», то есть с двумя началами — жизни.

Запись опубликована в рубрике Каменная Могила. Добавьте в закладки постоянную ссылку.