Трудный путь к «золотой девочке»

Впервые в Украине найден полный комплект женских украшений, которые носили два тысячелетия назад

Наверное, по обряду полагалось, чтобы все, что радовало девочку при жизни, последовало за ней в могилу. Она готова была предстать перед своими богами в лучшем наряде: платье, расшитом золотыми бляшками, золотом ожерелье и тяжелых серьгах, каждая из которых заканчивалась тремя свисающими цепочками. Кто-то положил ей на грудь скромные голубые бусы — может быть, любимое украшение. Брошь-фибула с изображением Афродиты и Эроса — очень распространенный сюжет у сарматских племен. Золотые перстни. Почти две тысячи лет назад тяжелая плита склепа навсегда отгородила умершую от мира живых. «Золотая девочка» стала самой громкой находкой археологического сезона уходящего года.

«И, пожалуйста, не пишите, что мы нашли здесь золотые вещи!» — непременно просили журналистов археологи еще несколько лет назад, рассказывая о своей работе. Тогда многие думали, что неосторожная фраза в газете или телепередаче может привлечь внимание мародеров к конкретному памятнику. Но дурак с лопатой, услышавший о сенсационной находке и решивший быстро обогатиться, разживется разве что мозолями и болью в пояснице. В самом худшем случае — погибнет в вырытой собственными руками яме (было такое происшествие в Бахчисарайском районе). А те, кто громит крымские могильники, и так отлично знают, где и чем можно поживиться.

Находки, сделанные экспедицией под руководством Александра Пуздровского, названы сенсационными вовсе не из-за ценности металла: одна «навороченная» золотая цепь на шее нового русского весит больше, чем все сокровища умершей давным-давно девочки-сарматки.

— Да не в золоте дело! — видно, что Александр Пуздровский не первый раз пытается объяснить это. — Важны не украшения, которые мы нашли, а то, что захоронение было исследовано, написан научный отчет. Мы впервые получили полный набор украшений из погребения знати и можем теперь, отыскивая даже разрозненные вещи, предполагать, частью какого комплекта они являлись. А для науки порой гораздо важнее драгоценностей глиняный сосуд или лоскуток ткани. Кстати, уцелевшая часть облачения дает нам просто неоценимую информацию, но кажется невероятным, что в земле может пролежать тысячу-полторы лет кусочек материи. Однако и такое бывало: находили клочки шелка, грубой льняной ткани, даже нечто почти невесомое — вроде нынешней марлевки.

Усть-Альминский скифо-сарматский могильник Александр Евгеньевич Пуздровский копает уже много сезонов. И каждая весна для него, как и для других крымских археологов, начинается с вопроса: а будет ли вообще экспедиция? В этом году ситуация получилась, интеллигентно говоря, интересная. Финансирование долго не открывали, и экспедиция была вынуждена выехать на раскопки… за свой счет. И весь сезон сотрудники ее доставали деньги из собственных кошельков. Возмущались, но бросить все, закончить работу уже было нельзя: раз начал копать, то хоть с голоду умирай, но выполни все намеченное. Занимай деньги, выпрашивай, выклянчивай… Летом бывали дни, когда руководитель экспедиции со шляпой в руках ходил по лагерю и просил народ скинуться, чтобы купить хлеба на всех. В сентябре, когда работы были свернуты, Пуздровский получил часть экспедиционных денег. К настоящему времени выплачено все в полном объеме. Хорошо бы, говорит он сейчас, чтобы финансирование поспевало к началу следующего сезона.

Вы можете представить себе иностранного археолога, который, не получив оговоренной в договоре суммы на снаряжение экспедиции, отправляется за свой счет производить раскопки? Что ему, больше всех надо?

Нашим, оказывается, надо. Потому что сейчас они как могут спасают для науки знание, а для страны — ее национальное достояние. Которое, между прочим, уже давно оценили по достоинству коллекционеры из ближнего и дальнего зарубежья.




— Да что там далеко ходить, — вздыхает Александр Евгеньевич, — видели клип Софии Ротару «Одна калина»? В газетах писали, что при его съемках использованы древние колье и серьги из одной личной коллекции. Вещи, между прочим, очень похожие на усть-альминские украшения, их трудно спутать с другими. Откуда они? Как в нашей стране можно заполучить в личную коллекцию подобные раритеты, если каждая найденная при археологических раскопках вещь тут же отправляется туда, где ей и положено быть, — в музей?

Небольшой грунтовый склеп с останками девочки-подростка начали вскрывать, не рассчитывая особо на ценные находки. Еще в древности он провалился, и тогда же его пытались ограбить. Древние гробокопатели попробовали влезть в склеп, но дошли до мощной каменной плиты и решили, что это и есть дно склепа. Тысячу лет и девять с лишним веков земля сочилась внутрь, надежно укрывая тайны этой могилы.

Для сравнения — в этот же сезон усть-альминская экспедиция раскопала около двадцати погребений, два из них были обчищены современниками умерших, часть — сегодняшними мародерами, в остальных сохранился скромный набор вещей, необходимых в загробном мире рядовому горожанину. У женщин, конечно, имущества побольше. Разные милые сердцу вещички: от гребней, шпилек, щипчиков для бровей до флакончиков с кремами, мазями, притираниями, горшочками для благовоний.

— Остается только удивляться ловкости древних воров, — говорит Александр Евгеньевич. — Не исключено, что могилы знати отмечали как-то по-особому, и по этим приметам грабители вычисляли их. Таких погребений на могильнике было не меньше полусотни, и мы раскопали около десятка захоронений подобного уровня. Думаю, что современные мародеры «обработали» раза в два больше. Уж не знаю, какие там отношения между нынешними грабителями памятников, но их «коллеги» в древности порой заканчивали свое бытие прямо на «рабочем месте». Как-то одна из экспедиций, вскрывая погребение, обнаружила скелет молодого мужчины с пробитым черепом, он лежал так, как будто свалился сверху. Скорее всего, действовал в компании себе подобных, наткнулся на богатую могилу, собрал и подал сообщникам все ценное, а высунулся — его и стукнули по голове, чтобы не делиться добычей.

Полностью работы в «золотом погребении» были завершены за один световой день. Оставлять его на ночь, даже если загнать в могилу дежурных, было бы опасно.
До последней минуты членам экспедиции не верилось, что захоронение не тронуто. Скелет сохранился плохо — фрагменты костей конечностей и черепа. По зубам удалось определить возраст: девочка, возможно, подросток. Пролившийся на археологов «золотой дождь» дал драгоценную информацию о том положении, которое занимала в обществе семья девочки. Да, знатные, но далеко не цари. Возможно, известные и уважаемые люди. Не исключено, что девочка и сама считалась особой значительной — жрицей, например. Однако никаких культовых предметов, кроме небольшой курильницы, рядом с ней не было.

Но самыми таинственными находками оказались два золотых перстня. На них не пошло много драгоценного металла — они кажутся массивными, но пустые внутри. И камни из тех, что сейчас называются полудрагоценными, зато на них изображения людей, да еще выполненные необычно. Мастер основу рисунка сделал, откалывая частички камня, а потом уже резцом доводил свое произведение до совершенства. В древности такие перстни служили печатями, ценились очень высоко, их передавали из поколения в поколение. Почему эти драгоценности последовали в могилу за ребенком? Может быть, это были последние семейные ценности обедневшего знатного рода и их не пожалели, чтобы справить последний обряд как положено? Или девочка была единственным ребенком, и перстни, уложенные в могилу, означают, что на ней род прекратился? И сколько же лет этому погребению?

— Тысяча девятьсот пятьдесят три, — с вполне серьезным видом отвечает Александр Пуздровский.

— А день и месяц можете назвать?

До дня и месяца, конечно, не докопаться никак, а дату все же можно определить довольно точно — в пределах двадцати-двадцати пяти лет.

Сколько еще работы на Усть-Альме? Пуздровский говорит, что если прекратить грабежи, то хватит лет на двадцать. Во всяком случае, Александр Евгеньевич рассчитывает копаться там до пенсии. Правда, сейчас работа больше похожа на лихорадочную гонку: успеть спасти находки, пока до них не добрались мародеры. И ни на что другое просто не остается времени и сил, а ведь одновременные работы и на могильнике, и на месте расположения некогда большого города, к которому некрополь относится, могли бы быть гораздо более плодотворными. Городище не исследуется уже двадцать лет, и это большой пробел в его истории. Пожары, разрушения, восстановление, вторжения — обо всем этом могут рассказать раскопки в поселении. И находки городские — они более объективно рассказывают о той жизни. В могильнике вещи подобраны специально, а тут — соответствуют какой-то исторической ситуации. В загробный мир нередко отправлялись предметы, служившие долго: например, флакончик для духов передавался пятьдесят лет женщинами семьи, пока не упокоился с последней владелицей, а среди остатков жилищ можно найти то, чем пользовались в быту: как раз на тот момент, когда вещи были оставлены хозяевами. Но при нынешнем положении дел вряд ли в ближайшем времени в городище возобновятся раскопки. А что мы теряем, так и останется неизвестным: берег, где находится поселение, потихоньку обрушивается.
Обычному человеку трудно понять, ради чего археологи годами терпят пренебрежительное отношение к себе, к своей работе. Почему готовы целый год копить деньги — на тот случай, чтобы выехать «в поле», если даже опять государство не найдет вовремя средств на экспедицию. А про самое непонятное спрашивают открыто: «Как же это так — кучу золота нашли и себе ничего не взяли?» Если б украли и продали — это да, это по-нашему.
«Ну и кем бы мы тогда были?» — вопросом на вопрос обычно отвечает Александр Пуздровский.

ДЛЯ СПРАВКИ:

Усть-Альминское городище — самое крупное древнее поселение в юго-западном Крыму, его современная площадь около шести гектаров. В древности оно было гораздо больше — примерно половина уже обрушилась в море. Одноименный скифо-сарматский могильник находится в Бахчисарайском районе и датируется первым веком до нашей эры — третьим веком нашей эры. Некрополь знаменит интересными находками, в том числе и драгоценностей. В настоящее время этот памятник археологии грабится с завидной регулярностью. Изображения вещей из Усть-Альминского могильника периодически появляются в каталогах зарубежных аукционов.

Наталья Якимова

http://1k.com.ua/6/details/2/5

Запись опубликована в рубрике Реликвии. Добавьте в закладки постоянную ссылку.