Советские авиаудары по Румынии в 1941

Наши бомбардировщики начали летать на нефтепромыслы в Плоешти, на Черноводский мост через Дунай, где враг создал сильную ПВО.

Утром 1 августа 1941-го капитаны Арсеньев и Гапоненко, лейтенант Долдак вылетели на дальнюю воздушную разведку. Им было приказано осмотреть коммуникации противника от пролива Босфор, вдоль побережья Турции и Болгарии до мыса Калиакра, сфотографировать порты Бургас, Варна и, если обнаружатся в них корабли или другие виды морского транспорта, нанести по ним контрудары.

Параллельно с ними воздушную разведку в северо-западной части Черного моря, а затем фотографирование портов Констанца и Сулина вели летчики первой эскадрильи Всеволод Гаврилов, Анатолий Агапкин и Иван Мурашов.

5 августа поступило приказание нанести еще один бомбоудар по нефтегородку в Констанце.

Не теряя времени, прямо под крылом самолета, разложив на бомботаре карту, которую подсвечивал фонарем Дугогай, комэск Чумичев объяснил экипажам задание.

Лейтенант Иван Мурашов вместе со всеми поспешил на стоянку. Была лунная ночь, в конце аэродрома вырисовывался силуэт его ДБ-ЗФ, Около самолета, дожидаясь командира, стоял воентехник 2-го ранга Борис Юркин, который доложил о готовности машины и полету.

По местам… Запущены моторы… Бомбардировщики покидали стоянки, рулили на старт и уходили в воздух. Вслед за Федором Чумичевым взлетели Анатолий Агапкин, Иван Мурашов, Георгий Черниенко, Петр Большое, Александр Кузнецов. Еще на дальних подступах к Констанце Мурашов увидел два ярких столба пламени. Это поработали вылетевшие раньше экипажи.

Над затемненной базой ночную темноту разрубили огненные мечи прожекторов. Батареи зениток открыли заградительный огонь. По командам штурмана Мурашов вывел машину на цель. Свет пожаров облегчил ориентировку и позволил прицельно сбросить бомбы. Выйдя из-под обстрела зениток, машина тут же попала под огонь истребителя противника.

Стрелок-радист Павел Катышев несколькими короткими очередями отбил охоту у «мессера» атаковать сверху. Светящиеся линии трассирующих пуль, идущие вниз, перекрещивали самолет Мурашова, но попаданий не было. Завязался воздушный поединок. Мурашов, следуя докладам Катышева, умело маневрировал. И все же одна очередь «мессера» достигла цели. Ухо сразу же уловило в работе мотора тревожные звуки. Затем самолет резко накренило, отказал в работе левый мотор.

Положение было критическое. Но Мурашов быстро выровнял машину, затем триммером снял нагрузку на правую ногу. Тяжелым был путь подбитой машины ночью над морем. То она теряла высоту до ста метров, то еще набирала двести-триста метров. В общем, ковыляла над самой водой. Только мастерство и мужество Ивана Мурашова спасли экипаж и самолет. Более четырехсот километров моря осталось под крылом, да еще почти сотня — над сушей. Два часа неимоверной борьбы с перегрузками летчика Мурашова позволили ему привести ДБ-ЗФ на свой аэродром и благополучно его посадить…

В ночь с 9 на 10 августа, уже в сумерках, вылетели два ДБ-ЗФ, с двумя пятисоткилограммовыми бомбами каждый. Помимо тяжелых фугасок, они имели по четыре САБа для взаимного подсвечивания цели.

Вели машины летчики Федор Клименко и Константин Попков. В девять и одиннадцать часов вечера взлетели еще две пары самолетов, их повели летчик Иван Мурашов, командир звена Георгий Черниенко, комэск Иван Скорик и его заместитель Георгий Яциковский. Каждая машина этой четверки имела на борту по три 250-килограммовые фугасные бомбы и по шесть САБ.

Задание и на этот раз было тяжелым и рискованным. Ведь по Черноводскому мосту беспрерывно шли эшелоны с техникой, боеприпасами и живой силой противника. И самое главное, что по подвешенным к нему трубопроводам мощным потоком из Плоешти на Констанцу перекачивались нефть, солярка, бензин, керосин, без которых гитлеровцы не могли двигать на восток свои механизированные полчища.

А сложность заключалась в том, что нужно попасть буквально в «нитку», перекинутую через Дунай, да еще в ночной темноте. Да еще обычными фугасными бомбами, а не специальными мостовыми. Но приказ есть приказ: Черноводский мост — объект оперативно-стратегического назначения, и его надо во чтобы то ни стало разрушить до основания…

Наши бомбардировщики шли плотным строем, отстреливаясь от наседающих вражеских истребителей и не сворачивая с пути. Под адским огнем легли на боевой курс.

Но вернемся к бою 9 августа. Вечером пять ДБ-ЗФ вылетели на удар по Плоешти. Погода была на редкость сложной. Мощные кучевые облака стояли на подходах к побережью Румынии. Четыре экипажа обошли метеорологический фронт севернее, над Молдавией, и достигли цели.

Когда вышли из облаков и восстановили ориентировку, стало ясно, что дальше полет продолжать невозможно. Экипаж с бомбами возвратился и сел на свой аэродром…

Н.Шумак 2003 год

Запись опубликована в рубрике Летчик Мурашов. Добавьте в закладки постоянную ссылку.