22 июня советские бомбардировщики в небе над Румынией

Двадцать второго июня штаб 63-й авиабригады разработал план и приказ на нанесение массированного удара по военно-морской базе Констанца /Румыния/.

Экипажи повели на задание летчики майоры Токарев и Совин, капитан Чумичев, старший политрук Костькин, старший лейтенант Черниенко, лейтенанты Чупров и Мурашов.

После позвращения на аэродром технический экипаж, возглавляемый Борисом Юркиным, попросил своего немногословного командира Ивана Степановича Мурашова рассказать о вылете.

— Да что вы, ребята! —- отмахивался он. — Война, как война. Как в кино показывают, только здесь все иначе.

И все же неугомонные технари упросили, уговорили Мурашова, который, наконец, разговорился, выплеснул накопившиеся за долгий полет эмоции.

— Что и говорить, — начал Иван Степанович, — когда поставили задачу, я чувствовал некоторое напряжение — как-никак первый ночной боевой полет. Правда, взлетел спокойно, но в воздухе, как только лег на курс, снова стало как-то тревожно. Вокруг темно, как в печке. Лечу, во рту сухо. В экипаже все молчат, а меня думы одолевают: как выходить из лучей прожекторов ? Как маневрировать при атаках истребителей ? Как вести себя под огнем зениток ?..

Но постепенно успокоился, освоился с теменью. Запросил своего штурмана Николая Андриенко о местонахождении, стрелка-радиста Павла Катышева об обстановке в задней полусфере. Специально спросил: чтобы голоса их услышать. По голосам почувствовал, что они тоже освоились с обстановкой. Через полтора часа полета увидели цель. Там уже рвались бомбы, небо над ней было все в лучах прожекторов.

Андриенко предложил бомбить с ходу. Я согласился. И началось:

— Командир, чуть-чуть правее. Так держать! Еще подверни чуточку. Так, идет хорошо!

Даже не почувствовал, когда Коля бомбы сбросил — только доклад услышал: «Сброшены!». Тут нее сразу резко отвернул в море. Домой лететь было уже гораздо проще..

В ночь на 25 июня 2-й минно-торпедный полк получил приказ нанести удар по нефтехранилищам в Констанце. Для решения этой задачи было выделено двадцать экипажей. Возглавил: группу майор Токарев. С ним ушли на задание экипажи майоров Сафонова и Совина, капитанов Чумичева, Арсеньева, Гапоненко, старшего политрука Черниенко, лейтенантов Осипова, Чупрова, Шапкина и Мурашова. Задача для авиаторов была трудной. Германское командование придавало большое значение защите нефтеносных районов Румынии.

И вот наши соколы над целью. Разрывы зенитных снарядов появлялись то слева, то справа, не отставая от наших пилотов. Пристрелялись. Бомбы падали в цель. Отбомбились, а через два часа приземлились в Сарабузе. Стали ждать все самолеты..

Потери, понесенные в воздушном бою 24 июня четвертой эскадрильей, не встревожили командование полка и бригады. Если вчера задание выполнялось поэскадрильно, то 25 июня на бомбежку объектов в Констанце посылались уже звенья.

На аэродром возвратились только лейтенанты Евдокимов и Мурашов. Их машины были изрядно побиты пулями и осколками, имели серьезные повреждения. На стоянке готовился к вылету на эту же цель старший лейтенант Черниенко. Подойдя к возбужденному и не остывшему после боя Мурашову, он поинтересовался результатом бомбежки нефтехранилищ.

—  Огнем охватило северную часть нефтегородка. Оставили мы на память румынам внушительные огненные автографы не земле.

Помолчав, Иван Мурашов выразил все свои чувства от боевого вылета:

—  И наша эскадрилья сегодня расписалась в небе дымными следами. Сколько же на этой войне будет таких автографов над морем и землей?
Тогда Мурашов, как и все, даже не предполагал, что впереди будут еще 1415 дней и ночей тяжелейшей битвы с полчищами фашистов, что за победу советский народ заплатит десятками миллионов жизней, что авиаторы полка оставят множество бессмертных автографов на земле, в море и небе…

Большое значение имели те бои для дальнейшей боевой деятельности полка, в котором воевал Иван Мурашов. Горький опыт послужил толчком к совершенствованию тактики действий групп бомбардировщиков, к усилению вооружения самолетов. Так, для защиты со стороны задней полусферы на ДБ-ЗФ был установлен дополнительный люковый пулемет. Соответственно, и экипаж пополнился четвертым членом — воздушным стрелком.

Н.Шумак 2003 год

Запись опубликована в рубрике Летчик Мурашов. Добавьте в закладки постоянную ссылку.