В поле посеяла его…

Итак, курганы, в которых лежат наши предки, в «свое историческое время» открыли металл, колесо и т.д., что ярко характеризует далекую эпоху меди-бронзы как период, когда конкретные формы развития материальной культуры оказывали значительное влияние на формирование духовной культуры, являясь по существу отражением основных видов производства.

Между тем, общество эпохи энеолита — ранней бронзы не было монолитным в экономическом и социальном отношении, а тем более в содержании духовной культуры.

Следует отметить, что в III — нач. II тыс. до н.э. начался и достиг апогея процесс передислокации племен, установления культурных связей между родственными и неродственными этноисторическими обществами, т.е. началось взаимовлияние материальной и духовной культур.

Племена ямной культуры, несмотря на начавшийся процесс прогрессивных форм хозяйствования, какими являлись скотоводство и пашенное земледелие, продолжали рассматривать себя как единое целое с природой. Конкретно, речь идет о религиозных верованиях и ритуалах — появлении антропоморфного образа — бога и наделении его сверхъестественной силой.

Как известно, производство зерновых культур в условиях засушливой Причерноморской степи всецело зависело от капризов погоды, а потому в среде ямного общества возникает целый каскад земледельческих ритуалов. Конкретно речь идет о погребальном обряде.



Примечательно мнение С. А. Токарева, который пишет, что «обряды и верования, относящиеся к погребальному культу, всегда между собой связаны. Хотя, переплетаясь во многих случаях с другими формами религии, особенно на поздних исторических стадиях, погребальный культ всегда сохраняет свою обособленность и самостоятельность».

Поэтому в погребальном ритуале переплелись земная и загробная жизнь, подчас облекаемые мифопоэтическим творчеством, что запечатлено в так называемых «могилах с расчлененными костяками», связанных с ритуалом жертвоприношений.

Особое значение в этой связи играет Каменная Могила, где на плите в гроте Быка сохраняется сюжетная сцена, состоящая из «убиенного» человека и животного, над которыми возвышается антропоморфная стела, многочисленные Древа Жизни и скипетр в виде головы животного (?)

Естественно, возникает вопрос, как «прочитать» эти рисунки? Какой мифопоэтический  смысл содержат ?

Удивительно, но ответ долго искать не пришлось. Дело в том, что аналогичные сюжеты известны на плите-стеле из Новоданиловского могильника, на Симферопольской стеле, в росписях пещеры Таш-Аир в Крыму близ Бахчисарая, а также на стенах каменного ящика из с. Рахмановка на Днепропетровщине и др.

Что касается интерпретации семантики на плите-стеле из Новоданиловки, то следует остановиться на основных атрибутах: первый — Древо Жизни, второй — изображение сидящей фигуры под Древом, а также следы ударов на обеих плитах.

Вероятно, сцена на плите воспроизводит культурного героя, свидетельствующего о новом социальном устройстве человеческого общества, наступившего после распада первобытнообщинных отношений, когда в энеолите появилась социальная дифференциация. Аналогичная семантика известна на тулове фрагмента сосуда из Мари (Сирия) периода III династии Орли, датируемого 2500-2250 гг. до н. э.1.

Как известно по многочисленным литературным источникам древности, в кронах Древа Жизни упрятаны жизнь и ее высшая цель — бессмертие. В хеттских ритуальных текстах имеются сведения об умирающем и воскресающем боге Телепинусе, перед которым воздвигается вечнозеленое Древо. Показательным свидетельством о назначении Древа на древних могилах умерших людей являются строки из арийского литературного памятника «Ригведа», в «Разговоре мальчика и умершего отца» сказано следующее:

Под дерево с прекрасными листьями,
Где пьет с богами Яма,
Туда наш отец, глава рода,
Устремится к предкам.
Горестный взирая я вслед (ему)
Устремляющемуся к предкам,
Бредущему этой дурной (дорогой),
По нему затосковал я вновь
Это обиталище Ямы,
Которое называется жилищем богов

В этнографических материалах различных народов присутствует Древо на могильных памятниках. Д. Фрезер писал, что «В пользу наличия культа дерева у крупных европейских народов арийского происхождения имеются многочисленные свидетельства» и «некоторые народы верят, что жизнь в дереве, вдувает души умерших» или «отождествляет с душами умерших».

Аналогичные примеры известны на территории Азии. Например, в Корее «по верованиям… души людей, ушедших от чумы или на дороге, а также души женщин, испустивших дух во время родов, неизменно находят себе пристанище в деревьях», а «в Китае с незапамятных времен существовал обычай сажать деревья на могилах, чтобы придать духу умершего силу и тем самым спасти его тело от разрушения».



Следует вспомнить также русские сказки, когда на могилах умерших (убитых) матерей произрастает дерево с яблоками и т.д., которые приносят дочери удачу и благополучие в жизни.

Показательным фактом является то, что правая сторона надгробной плиты из Новоданиловки имеет многочисленные следы ударов, свидетельствующие о проведении обряда убиения, но кого ?

В шумерской традиции данный обряд был связан со смертью: «Если бы… ударили по корню этого большого дерева, то оно истекало бы (древесным соком), продолжая жить. Если бы ударили по середине, то оно истекало бы, продолжая жить. Если бы ударили по верхушке, то оно истекало бы, продолжая жить. Будучи проникнуто живым Атманом, оно прочно стоит… И если жизнь покидает одну из ветвей, та засыхает; если покидает вторую — та засыхает; если покидает третью — та засыхает; если покидает все (дерево) — то всё оно засыхает. Поистине, покинутое жизнью, это существо умирает, но (сама) жизнь не умирает»‘.

В данной семантике заключена мифологема идеи вечной жизни на земле в ее ярких воплощениях: рождение — юность — долголетие. В дальнейшем эта идея нашла отображение в Книге бытия «И произрастил господь бог из земли всякое древо, приятное на вид и хорошее для жизни, и Дерево Жизни посреди рая, и дерево познания добра и зла».

М. Н. Шахнович отмечал, что «В представлении о мире как трех сферах — разгадка веры в триаду божественных существ как олицетворения триединства мира. В этой вере искаженно отразилось в сознании людей разделение первоначального единства мира или противоположность двух сущностей, находящая свое разрешение в третьей. Многие племена и народы изображали мир в образе духов или богов, один из которых олицетворял небо или свет, другой землю или воздух, третий воду или огонь»‘.

В конечном счете, древо стало символом бессмертия и жизни, которое, как считает В. Н. Топоров, «на кладбищах как символ преодоления смерти использовали в ритуалах, имеющих целью увеличение плодородия, жизненной силы».