Конские плиты Каменной могилы

На южном склоне Каменной Могилы есть многочисленные плиты, которые словно выходят из земли. Среди них растет куст шиповника, а солнечным утром на каменных монолитах греются степные гадюки. Сегодня плиты расползлись в разные стороны. Своими причудливыми формами и очертаниями они как бы подготавливают человека к чему-то необыкновенному и загадочному.

На этих плитах древний художник смело и лаконично воспроизвел фигуры коней. В правом углу плиты № 26 кони изображены в необычных ракурсах с вытянутой головой, но как хорошо воссозданы конские головы! В отдельных случаях художник пытался передать сложный поворот тела, хотя это ему не всегда удавалось. Тем не менее древний человек двумя-тремя линиями передал главное — движение. В этих рисунках уже нет статичности, характерной для рисунков в гроте Быка.

На «конских плитах» изображены также многочисленные символы земледелия и солнца (квадрат поля и круг).

Можем ли мы прочитать и понять эти удивительные творения древних скотоводов? Приходит на память одно обстоятельство: ковроделы Персии свои ковры называли пространством, а всю систему наложенного рисунка — временем.

На плитах Каменной Могилы, вероятно, воссозданы образы великих истин человечества в реалистическом и стилизованном изображении. Глубокое значение символических знаков древние черпали из глубины веков: человек воспроизводил их во все эпохи. На плите нет символической линии земли. Возможно, как раз это свидетельствует об астральном смысле этих рисунков.



Ведь известно, что в мифологии кони, как правило, связывались с космическими представлениями. В «Ригведе» сказано, что «золотые кони постоянно приносят кто сияние света, кто тьму». Жизнь многих кочевников-скотоводов была немыслима без лошадей. Их мироощущение было связано именно «с конями мчащимися, огнем пышущими, искры копытами высекающими».

Это и понятно: с развитием скотоводства древние люди получили возможность быстрее передвигаться по бескрайней степи в поисках лучших земель или для борьбы с врагами. Вот почему культ коня, его образ занимали особое место у многих народов. В частности, массагеты (племена, жившие за Волгой в VI в. до н. э.) поклонялись богу солнца Гелиосу и в жертву ему приносили коня: быстрейшему из богов — быстрейшее животное.

Но если внимательно присмотреться к плите № 26, в глаза бросится немаловажная деталь: в правом углу главенствующее место занимает рисунок коня, изображенного до линии ног с подчеркнутым фаллосом… Голова вздернута, грива торчит вверх — конечно же, это жеребец. На шести других фигурах подобный атрибут не повторяется.

Древний художник воспроизвел сцену оплодотворения животных, связанную с культом плодородия. Возможно, изображение коней на каменномогильских плитах перекликается со строками «Ригведы»:

Ты — скакун по силе побеждать на скачках,
(лети) к жаждущим (тебя кобылицам),
в прекрасном движении мчись к молитве,
в прекрасном движении — к небу.
В прекрасном движении, как предписано
первыми истинными законами.
В прекрасном движении — к богам,
в прекрасном движении в (своем) полете.

Однако настораживает одна деталь: почему в ряде случаев переданы только фрагменты тела коня ? Почему древний художник отошел от традиционных реалистических изображений? Не исключено, что эта символика носит космический характер, где голова коня обозначала утреннюю зарю, глаз — солнце, туловище животного — год, копыта — землю, передняя часть туловища — восходящее солнце, задняя часть — заходящее солнце.

На нижней части этой плиты (№ 26) изображены кони и даже олени. Они существенно отличаются от предыдущего рисунка: два «нижних» коня воспроизведены с птичьими головами. Что это ? Почему древнему художнику понадобилось рисовать коней в таком виде ? Конечно, это мифопоэтический образ, понятный современникам художника.

Так, в «Ригведе» воспевается:

Да привезут вас, Ашвины, орлы,
Запряженные в колесницу, быстрые птицы.
Ваши великолепные летающие кони —
Красноватые птицы, да повезут вас….

Образ «крылатого коня» возник именно в украинских степях, на общеиндоевропейской прародине древних ариев и нашел свое отражение на плитах Каменной Могилы.

Анализируя весь комплекс изображений на «конских плитах», нельзя не обратить внимание на удивительное сходство одной стилистической детали как для коня, так и для оленей. Все фигуры животных выполнены «одним почерком». Головы животных слегка горбоносые, с резко выступающими скуловыми гребнями и выпуклыми надбровными бугорками, высоко (даже иногда очень) торчащими ушами.

Кроме того, у всех коней ноги переданы нисходящими линиями. Это убеждает, что изображения коней и оленей нанесены на песчаник одним человеком в какое-то определенное время и посвящены религиозному культу.

Но причем тут олени? Почему древний скотовод запечатлел оленей-коней на камне, «священной книге» предков ? Запечатлел ли художник именно оленей или воспроизвел какой-то иной, непонятный нам образ, бытовавший в его время ?

Дело в том, что в эпоху меди-бронзы у индоиранцев существовал ритуал: при заклании обряжать коней. В «Ригведе», в частности, говорится, что конь, которого ведут к жертвенному месту, задевает золотыми рогами деревья. Почитание коня-оленя долгое время сохранялось у разных народов. Образ оленя, как и птицы, фактически стал знаковым эквивалентом образа коня. Например, в Древней Греции конь также сопоставлялся с оленем. Конечно, трудно ответить однозначно, с чем связано рождение культа оленя-коня, но, вероятно, это отголоски тотемических представлений и, как упоминалось ранее, обусловлено важной ролью коня в пастушеском скотоводстве.

В нижней части плиты № 25 вычерчено любопытнейшее изображение: окружность, перечеркнутая крест-накрест, и «туловище» с двумя ногами — это антропоморфное существо в образе бога солнца или луны. На «конских плитах» можно проследить преемственность религиозных и мифологических традиций индоевропейских народов, населявших украинские степи.

Здесь изображены Древо Жизни, конь, олень, лань, дротики, стрелы, топоры, впоследствии ставшие излюбленными мотивами в искусстве скифов и сарматов — прямых потомков индоиранцев. Кроме того, среди этих символических мотивов на фоне линейно-геометрических рисунков изображена лошадь, впряженная в колесницу. Так был отражен новый этап в развитии транспорта, наступивший с изобретением колеса.

На плите № 27 имеется изображение крылатой колесницы с кузовом, в колесах которой древний художник воспроизвел змей. Этот рисунок может быть сопоставлен с древнегреческим мифом о Триптолеме. По велению богини плодородия Деметры на чудесной колеснице, запряженной крылатыми змеями, он облетел все страны и научил людей земледелию. Как сообщают древнегреческие легенды, «был Триптолем и в далекой Скифии у царя Линха. Его тоже научил он земледелию.

Особое место занимает изображение рогатого антропоморфного существа (грот № 22), выполняющего обряд религиозного культа с богиней плодородия. На плите № 27 имеется змеевидное рогатое существо, соседствующее с Древом Жизни и как бы извивающееся вокруг него.



И вновь возникает вопрос: как понимать эти рисунки, укладываются ли они в единый сюжет или воссоздают самостоятельные сцены какого-то мифа, широко распространенного на большой территории Евразии ? Наглядная иллюстрация к сказанному есть в древнегреческой мифологии. Так, бог Зевс и его сын Дионис — древопочитаемые боги, то есть древобоги.

Символом первого была обоюдоострая секира (плита № 49). В религиозных представлениях пра-Дионис считался не только перводателем вина, но и всего влажного в природе. В молитвенном гимне Пиндара (около 518-442 или 438 г. до н. э.) есть слова-

Рост древес плодовитых умножь,
Бог Дионис, обильный бог.
Ясной осени радость!

Не случайно греки, четко определив функции каждого бога, называли пра-Диониса «сын Отчий, небесная влага», иначе — сын Зевса, который сам был «одождителем из начала». Символом пра-Диониса был фетиш-змей, то есть «змеями увенчанный» или «змеевидный бог».

Древнегреческий драматург Еврипид (ок. 480 — 406 г. до н. э.) в хоре вакханок воспел появление юного бога: «Зевс в определенный Миррами срок родил бога с рогами быка и увенчал его змеями».

Известно, что пра-Дионис-бык олицетворял мир живых существ (не случайно он совокуплялся с богиней, изображен на пл. № 22. — Б. М.), а пра-Дионис-змей символизировал подземное царство. Это интерпретируется, прежде всего, как бог-бык пра-Дионис, вечно рождающийся, и бог-змей, вечно умирающий.

В этой последовательности замены существ передан календарный цикл: постоянная смена весны-лета и осени-зимы — бык превращается в змея и, наоборот, змей в быка, где бык выступает оплодотворителем, умирающим после полового акта, а змей является его прямой вечной сущностью и семенем в земле.

Однако смерть бога-быка есть не что иное, как брак с богиней земли, в которую он проникал в виде змея-супруга… На плите № 27 видим символы пра-Диониса, как бы уползающего в виде змея в землю.

Одним словом, «Конские плиты» представляют собой уникальное явление как в искусствоведческом плане, так и в понимании духовной культуры племен эпохи бронзы.