Прощай школа, впереди — война …

Давно отгремели бои Второй мировой. Позарастали солдатские окопы, когда-то хранившие человеческие жизни. Не слышен грохот артиллерийских орудий, пронизывающий скрежет гусениц танков. А там, где рвались снаряды, буйно колосятся хлебные нивы.

Шестьдесят лет отделяют нас от страшного лихолетья, когда от разрывов бомб и снарядов плавилось железо, стонали от незаживающих ран солдаты. Но боец-ветеран помнит все. Им, седовласым защитникам родного Отечества, сейчас далеко за 70. Силы уже не те, что были в молодости, бессонными ночами мучают давние раны…

21 июня вместе со своими сверстниками, живущими в Каховке, Коля Романиченко был на выпускном вечере. Десятиклассники пели, танцевали, радовались, а после шумной ночи всем классом бежали к Днепру встречать восход солнца. Каждый мечтал о счастливом будущем. Николай хотел стать агрономом, чтобы выращивать хлеб на земле в родном Приднепровье. Но голос Левитана в тот воскресный день перечеркнул все надежды.

Война… Она стремительно ворвалась в каждый дом, в каждую крестьянскую хату. Коля, позже Николай Евменович, буквально в первый день войны вместе со своими школьными друзьями пошел в райвоенкомат, не дожидаясь повестки. Но там сказали: Ждите, ребята, когда надо будет, позовем. И только через пару недель Николай ехал в перегруженном товарняке не на запад, в сторону фронта, а на восток, поближе к Волге. Была поставлена задача: под Сталинградом построить защитные сооружения на случай отступления советских войск, тем самым не дать врагу захватить этот город,. Молодые и пожилые трудармейцы рыли окопы, траншеи, бетонировали доты и дзоты, чтобы преградить фашистским полчищам путь к Волге.

Только после разгрома армии Паулюса рядовой Романиченко попал на фронт и был направлен под Киев в танковую армию генерала Кравченко. Здесь зимой 1942-1943 гг. он и принял свое боевое крещение.

Вспоминая те далекие фронтовые события, Николай Евменович с гордостью говорит, что всю войну прошел бойцом-автоматчиком, десантником танковой армии. Задача заключалась в том, чтобы во время наступления наших танков на вражеские позиции надежно их прикрывать, то есть отсекать немецкую пехоту, ведя по ней массированный упреждающий огонь, врываясь во вражеские траншеи.

Особенно ожесточенная схватка с немцами произошла в ночь с 16-го на 17 февраля 1944 года, когда вражеские моторизированные колонны под прикрытием снежного бурана двинулись к населенному пункту Лысянка. Тогда наши танки, мотопехота, конница нанесли немцам сокрушительный удар, и они уже не смогли дальше сопротивляться. В районе села Тихоновка бойцы прочно удерживали свой участок обороны. Здесь враг применил танковый таран, но наши не отступили.

И снова серьезное препятствие. На сей раз горный хребет Маре, за которым располагались гитлеровские резервы. Нужно было опередить подход немцев. Бой разгорелся 20 августа 1944 года. Прибыл и командующий 2-м Украинским фронтом генерал армии Малиновский, собралась оперативная группа по руководству боем. По полю прокатился мощный грохот тысяч орудий и минометов. Два часа наша артиллерия с помощью авиации разрушала вражеские позиции. А к 10.00 получили сигнал: приготовиться. И сотни танков с автоматчиками на броне пришли в движение. За первый день наступления 6-я танковая армия продвинулась на 16 км и завладела позициями 4-й Румынской армии. Командующий 6-й танковой армией потребовал от танковых бригад стремительно наступать, не давая противнику закрепиться. Впереди была водная преграда — река Серет, ее пришлось форсировать вброд. Танковый взвод, к которому был приписан Николай, стремительно ворвался в предместье города Вэлтэрэцу, бывшему так называемым ключом к Бухаресту. В этих местах в конце 19 столетия храбро сражались русские воины Суворова.

«На мосту копошились вражеские подрывники, — рассказывал старый солдат. — Еще мгновение — и опоры рухнут в реку. Командир взвода Бурмака подает команду: «Огонь!» Дело было сделано — мост спасли, по нему прошли наши танки с пехотой. А еще через несколько дней, 31 августа, мы вступили в Бухарест.

Наши войска уверенно продвигались вперед. 29 октября началась Будапештская операция. Воины 6-й танковой, сломив ожесточенное сопротивление немцев, вышли на берег Дуная, а 12 марта 1945 года были в самом Будапеште. За ним была Вена, столица Австрии. 13 апреля 1945 года и она была освобождена. А 9 мая мы вступили в Прагу, где для меня война с немецкими захватчиками была закончена».

Но фронтовой судьбе Николая было угодно распорядиться так, чтобы повоевать еще и в Азии против милитаристской Японии, где Романиченко и закончил свою военную биографию.

Домой в Каховку вернулся поздно, весной 46-го.

— А как сложилась ваша послевоенная жизнь?

— Закончил Херсонский с/х институт, факультет виноградарства, все годы работал виноделом, а с 1956 года до семидесяти лет был директором Партизанского винзавода.

Вместе с супругой Александрой Васильевной бывали в Москве, Днепропетровске, Волгограде, других городах на встречах ветеранов 6-й танковой. Жена — педагог, общительна, обладает глубоким интеллектом.

…Семейство Романиченко вырастило прекрасного и умного сына. Геннадий окончил аспирантуру и преподает на кафедре. Внук Юрий окончил Запорожский педагогический университет с красным дипломом и получил ученую степень магистра математики, поступил в аспирантуру и преподает в университете вычислительную информатику.

Я уходил поздним вечером, от Николая Евменовича. Радостно было на душе от теплого общения с такими людьми, которые даже в наше трудное время не теряют душевной щедрости, оптимизма, доброго настроения. Над ними не властно время. Они остаются молодыми и физически, и духовно. Может быть, в этом и кроется секрет человеческого долголетия.

Николай Чмыхун 2000г.