Сильные духом

Жизнь прожить — не поле перейти. А если на твоем «календаре» восемьдесят лет, то слова этой народной мудрости подтверждаются без каких-либо сомнений. Мой собеседник — Сергей Новосельцев. На мой вопрос о секретах долголетия он полушутя-полусерьезно замечает:

— Наверное, секрет один: в здоровом образе жизни. При желании человек сам может продлить свои годы, когда нет дурных привычек: алкоголь, курение… Когда своевременно реагируешь на первые болезни. А еще во всем нужна мера. Например, в употреблении пищи. Но немаловажное значение в продлении жизни имеет сила собственного духа. Не впадать в уныние. Давно замечено, что слабовольные первыми попадают в разряд алкоголиков или, как видим сейчас, — в сети наркомании.

Беседуя о долгожительстве, вспомнили, что по среднестатистическим данным в Украине мужчины живут чуть дольше 60 лет.

— Значит, я на целых двадцать лет перешагнул этот рубеж, — улыбаясь, говорит Сергей Васильевич. — Иногда, сам удивляешься: как только сумел выжить?

— А может быть, еще и везение помогает? — спрашиваю.

—  Возможно. Хотя я лично мало верю в него. А ведь всю войну прошел от звонка до звонка. Призывался в 1938-м, участвовал в финской. Не успел обжить солдатскую казарму, как снова боевая тревога — война с немцами. Где только ни воевал! Начинал на западной границе, рядом с погранзаставой лейтенанта Лопатина, которая стояла насмерть. Об этой героической заставе написано немало рассказов, военных мемуаров. Здесь 28   июля 1941-го я подорвался на вражеской мине.

А когда везли в госпиталь, то наш санитарный поезд разбомбили немецкие самолеты. Пришлось много дней скрываться от врага в лесу. Рана на ноге оказалась опасной, началось нагноение. Санитаров близко не было. К счастью, простая крестьянка спасла с помощью кипяченого молока и травы чистотела. Но в моей красноармейской книжке военные доктора написали: годен к нестроевой службе, инвалид II группы. И это в 23 года! Война только
начиналась, страшная, кровопролитная. Надо было защищать Родину. «Прости, дом родной, что в Елецке на Орловщине! После войны увидимся, если жив буду», — сказал себе, когда поезд увозил меня в Саратов, в госпиталь. Подлечили меня доктора, но на войну не пускали. Отвоевался, мол, езжай домой, в свой
Елецк.

Но я не отступил. Добился через горком комсомола своего! Через несколько дней уже был в окопах под Москвой рядом с дивизией Панфилова. Служил телефонистом. Две катушки провода на спину — и вперед! Снаряды рвутся, пули свистят над головой, а ты по-пластунски ползешь, ищешь обрыв, соединяешь концы и ползешь обратно в свои окопы.

Затем фронтовые дороги Сергея Васильевича протянулись на Калинин, Ржев, Мичуринск, Ростов, Новочеркасск, Калач, а в обратном направлении — на Харьков, Житомир, Сумы, Львов, Польшу. На Сандомирском плацдарме был тяжело контужен. Войну закончил в Праге. Но тут объявили, что его дивизия направляется воевать с Японией. Пока собирал солдат свои нехитрые пожитки, поступил приказ из штаба: сержант Новосельцев остается в распоряжении интендантов.

—   «К чему бы это?» — подумал. Да и как это расстаться со своей дивизией? Пошел в штаб полка. А там сказали: «Погонишь в Украину трофейных лошадей для народного хозяйства. Выполняй приказ!»

— Есть выполнять приказ! — вымолвил бодрым голосом и пошел к эшелону прощаться с сослуживцами. Вместе с другими солдатами собрал несколько сот лошадей и погнал их в Житомир.

В августе 1945-го Житомирщина встречала нас как дорогих гостей. Люди радовались. Еще бы! Ведь тракторов раз, два — и обчелся… Коров запрягали в ярмо. Они и пахали землю, и засевали ее, и убирали урожай. В селе Барышевка пришлось бывшему сержанту «приякориться». Познакомился с девушкой Ниной и остался у нее. Справили скромную свадьбу.

Но раны и контузия все чаще давали знать о себе. Доктора посоветовали переехать на юг, где более мягкий климат. И вспомнил тогда Сергей Васильевич о своем фронтовом друге подполковнике Бессарабе, с которым прошел всю войну. Вместе освобождали Генический район в октябре 1943 г. Написал ему письмо в Геническ, вскоре пришел ответ, в котором он приглашал его к себе. Так в 1953 году семья Новосельцевых оказалась в нашем городе. В повседневных заботах незаметно пролетела жизнь. А болезнь не отступала, все чаще давала о себе знать. Первая группа инвалидности… Ноги почти совсем отказали.

К нашему разговору присоединяется и Нина Петровна. Непросто прошла и ее жизнь. В свои 15 лет помогала нашим пленным солдатам и офицерам уходить в лес к партизанам, спасала их от верной гибели в фашистских концлагерях. За храбрость, проявленную в годы Великой Отечественной войны, за спасение жизней наших воинов Нина Петровна награждена медалью «50 лет Победы». 36 лет проработала она на рыбзаводе. Тяжелая работа, постоянная сырость отразились на здоровье. И тоже — первая группа инвалидности.

Нелегкая судьба Новосельцевых не унималась. Этим летом их сын умер от инсульта, ему было 43 года.Но и это горе не сломило сильных духом людей, прошедших через горнило военных и послевоенных лихолетий. Два сына с семьями часто навещают родителей. Один из сыновей работает врачом в Симферополе. Внучата взрослеют, радуют стариков. Жизнь продолжается, несмотря ни на что. Нужно быть сильным духом.

Николай Чмыхун 1996